ЛИЗИНГ КАК ОСОБАЯ ФОРМА АРЕНДНЫХ ПРАВООТНОШЕНИЙ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

С.В.КРАВЧУК

юрист СООО "РЕСО-БелЛизинг"

Во времена становления модели экономической системы суверенного государства - Республики Беларусь в 1991 году с первыми рыночными изменениями в нашей стране появился лизинг. Вначале лизинг как новое явление экономической системы характеризировался отсутствием государственного регулирования, однако имел весомую поддержку частных инициатив, способствующей активному продвижению лизинга на финансовый рынок Республики Беларусь.

До 1994 года в законодательстве Республики Беларусь отсутствовало легальное определение понятия "лизинг".

Началом правового регулирования отношений, связанных с лизингом, можно считать 1994 год, когда Министерством финансов Республики Беларусь были изданы Методические указания о порядке учета лизинговых операций, содержащие основные определения и бухгалтерские записи по лизинговым операциям.

В целях дальнейшего развития законодательной базы в сфере лизинга в 1995 году 15 лизинговых компаний Республики Беларусь учредили объединение "Союз лизинговых предприятий", которое 24.03.1997 преобразовано в общественное объединение "Белорусский союз лизингодателей".

В настоящее время в Республике Беларусь создана и внедрена новая совершенная нормативная правовая база в сфере лизинга, соответствующая, по оценкам представителей международных финансовых институтов, мировым стандартам. Так, в рамках реализации программы оценки финансового сектора Республики Беларусь представителями Всемирного банка в 2014 году дано заключение о соответствии белорусского законодательства о лизинге лучшим мировым практикам. Подобные правовые трансформации позволили динамично развиваться лизинговой отрасли, темпы роста которой в последние годы значительно превосходят темпы роста других отраслей экономики.

Согласно действующему белорусскому законодательству лизинг определен в качестве вида арендных правоотношений. Подобный вывод можно сделать в результате анализа гл. 34 "Аренда" ГК, в отдельном параграфе которой аккумулированы правовые нормы о лизинге (финансовой аренде) (§ 6 ГК).

Таким образом, действующее законодательство о лизинге основывается на правовой концепции признания лизинга видом договора аренды. Вместе с тем в последнее время отмечаются и иные мнения о правовой сущности указанного договора.

В настоящее время в правовой литературе существует два основных подхода к пониманию природы договора лизинга. Одни авторы полагают, что лизинг является "древнейшей формой финансирования", которая была распространена у шумеров и у других народов, населявших Месопотамию 5000 лет тому назад. Другие авторы пытаются доказать, что использование "лизинговых контуров" в сделках берет начало в XI - XII веках и теснейшим образом связано с совершенствованием арендных отношений <1>.

--------------------------------

<1> Харитонова, Ю. С. Договор лизинга / Ю.С.Харитонова. - М.: Юрайт-М, 2002. - 224 с.

Как одна, так и вторая теория имеют право на существование и подтверждаются достаточно аргументированными доводами авторов. Однако, по нашему мнению, подобные научные дискуссии носят сугубо теоретический характер и не имеют никакого практического обоснования.

Данные мнения возникают главным образом из того, что лизинг - явление многостороннее, включающее правовые, финансовые, экономические отношения. Однако, на наш взгляд, вопрос о правовой сути и природе договора лизинга достаточно четко и однозначно решен в законодательстве Республики Беларусь, а рассуждения о правовой природе и возможности пересмотра подходов к пониманию и определению лизинга являются исключительно вопросами теории и научных рассуждений.

Вопрос определения правовой сущности того или иного договора находится в компетенции каждого отдельного государства и разрешается при построении законодательной базы. При этом, несомненно, учитывается характер конкретных правоотношений, история их становления, теоретические аспекты.

Республика Беларусь лизинг определила в качестве формы арендных правоотношений, имеющей комплексный характер и содержащей признаки иных гражданско-правовых договоров (купли-продажи, кредитного договора, договора поручения и др.).

Указанный правовой постулат определил основной вектор становления законодательной базы в сфере лизинга, который определяется как комплекс имущественных отношений, опосредующих приобретение арендодателем (лизингодателем) в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставление этого имущества арендатору (лизингополучателю) за плату во временное владение и пользование.

Близкое по смыслу определение лизинга содержится в Конвенции УНИДРУА о лизинге: сделкой финансового лизинга является сделка, имеющая следующие характерные черты:

a) лизингополучатель указывает оборудование и выбирает поставщика, при этом не полагаясь главным образом на компетентность и мнение лизингодателя;

b) оборудование приобретается лизингодателем в связи с соглашением о лизинге, которое, насколько это известно поставщику, либо было, либо должно быть заключено между лизингодателем или лизингополучателем;

c) суммы арендной платы, подлежащей уплате согласно соглашению о лизинге, рассчитываются таким образом, чтобы учитывалась, в частности, амортизация всей стоимости оборудования или существенной ее части (п. 2 ст. 1).

В Конвенции УНИДРУА о лизинге установлены общие нормы регулирования международных лизинговых операций, которые в зависимости от конкретных условий могут уточняться участниками сделки по их усмотрению. Основной особенностью концепции, положенной в основу Конвенции УНИДРУА о лизинге, является принятие во внимание экономически и юридически тесно связанных между собой трехсторонних отношений изготовителя оборудования, арендодателя этого имущества и его арендатора, причем существенным образом учитываются интересы последнего.

Подобный подход к пониманию лизинга содержится и в ст. 1 Соглашения о развитии в ЕврАзЭС международного лизинга машин и механизмов, согласно которой договор лизинга - это договор, в соответствии с которым лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанный лизингополучателем предмет лизинга у определенного лизингополучателем продавца (поставщика) и предоставить лизингополучателю этот предмет за плату на определенных договором условиях во временное владение и пользование. Договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца (поставщика) и предмета лизинга осуществляется лизингодателем.

Таким образом, наиболее распространенной в мире является позиция о признании договора лизинга двусторонней сделкой, неразрывно связанной с договором купли-продажи арендованного имущества. Лизингодатель по договору лизинга возлагает исполнение части своих обязанностей на продавца по договору купли-продажи, причем в данном случае имеет место особый вариант перепоручения исполнения, при котором перед кредитором (лизингополучателем) в силу прямого указания закона становится ответственным только исполнитель (продавец).

Подтверждения подобной позиции содержатся и в судебной практике Республики Беларусь.

Так, в постановлениях Верховного суда договор финансовой аренды (лизинга) определяется в качестве самостоятельного вида договора аренды, который имеет свои существенные условия и содержит присущие только ему особенности.

Например, согласно определению судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда от 20.03.2017 лизинговый платеж является неделимым и представляет собой плату за владение и пользование предметом лизинга.

Такой же позиции придерживается и Министерство экономики Республики Беларусь.

Согласно более раннему письму Министерства экономики Республики Беларусь "О вопросе применения норм законодательства о лизинге" договор финансовой аренды (лизинга) является самостоятельным видом договора аренды, обладающим только ему присущими особенностями, структурно входит в главу ГК, регулирующую отдельный вид обязательства - аренду (§ 6 гл. 34), и регулируется только специальными нормами о лизинге и общими нормами о договоре аренды. Вопрос выкупа арендованного имущества регламентируется ст. 595 гл. 34 "Аренда" ГК, а не гл. 30 "Купля-продажа" ГК. В соответствии со ст. 595 ГК в законодательстве или договоре аренды может быть предусмотрено, что арендованное имущество переходит в собственность арендатора по истечении срока аренды или до его истечения при условии внесения арендатором всей обусловленной договором выкупной цены. В связи с вступлением в силу Правил лизинговой деятельности, заменивших ранее действовавшее Положение о лизинге, указанное письмо Министерства экономики Республики Беларусь фактически утратило силу. Однако, на наш взгляд, данное разъяснение актуально и в настоящее время, т.к. регулирование в ГК договора лизинга осталось неизменным, как и осталось неизменным понимание природы договора лизинга согласно действующим Правилам лизинговой деятельности.

Кроме того, на арендную сущность лизинга указывает и этимологическое происхождение термина "лизинг" ("лизинг" от английского "lease" - аренда.).

В случае если лизинг в Республике Беларусь будет интерпретирован как разновидность финансовой услуги (формы кредитования) и переведен в правовое поле финансового вида деятельности, это может привести к ряду негативных последствий для участников лизинговых отношений, в частности, для лизингодателей. К таким негативным последствиям подобных изменений можно отнести:

1. Изменение правовой формы организации деятельности лизинговых организаций.

Так, в современных условиях финансового рынка Республики Беларусь финансовые продукты могут предоставлять организации, имеющие специальный статус (например, банки, НКФО), характеризующийся дополнительными требованиями для подобных структур.

Необходимость трансформации лизинговых организаций, например, в НКФО для предоставления предмета лизинга в качестве финансового продукта повлечет сокращение их численности ввиду невозможности выполнения более жестких требований, предъявляемых к НКФО.

При этом сегодня законодательство устанавливает достаточно либеральные требования для потенциального участника лизинговой деятельности, что естественно благоприятно сказывается на развитии указанной отрасли в нашей стране. Так, в настоящее время в реестр лизинговых организаций включено 99 компаний, что не мало для относительно молодой, хотя и стремительно развивающейся отрасли.

Так, действующее законодательство устанавливает два основных требования для лизинговых организаций:

а) лизинговую деятельность вправе осуществлять только лизинговые организации, включенные Нацбанком в реестр лизинговых организаций (ч. 1 подп. 1.1 п. 1 Указа о регулировании лизинговой деятельности). При этом законодатель устанавливает случаи, когда лизингодатели вправе заключать договоры лизинга и без включения в реестр. Так, лизинговую деятельность без включения в реестр вправе осуществлять:

- юридические лица и ИП при условии заключения не более трех договоров финансовой аренды (лизинга) в течение одного календарного года и (или) общей стоимости предметов лизинга, передаваемых по одному или нескольким договорам финансовой аренды (лизинга), заключенным этими лизингодателями в одном календарном году, менее 10000 базовых величин;

- иностранные организации, осуществляющие лизинговую деятельность в Республике Беларусь через постоянное представительство;

- юридические лица, имеющие право предоставлять имущество на условиях финансовой аренды (лизинга) в соответствии с решениями Президента Республики Беларусь (ч. 2 подп. 1.1 п. 1 Указа о регулировании лизинговой деятельности);

б) формирование уставного фонда в размере не ниже минимального размера, равного 125000 бел. руб. (подп. 1.4 п. 1 Указа о регулировании лизинговой деятельности).

Успешная организация сектора лизинговых организаций в настоящее время подтверждает обоснованность установленных законодательством требований для данных юридических лиц в существующем варианте.

По нашему мнению, объективная необходимость перевода лизинговых организаций в число НКФО (иных организаций, предоставляющих финансовые инструменты) отсутствует.

2. Возможность установления ограничения видов деятельности, осуществляемой лизинговой организацией. В настоящее время лизинговая организация помимо лизинговой деятельности может осуществлять любую деятельность, не запрещенную законодательством.

Например, с развитием конкуренции на рынке лизинговых организаций последние стремятся предложить клиентам сопутствующие сервисные услуги (техобслуживание, охрана, уборка и т.п.), возможность применения которых не усматривается при использовании лизинга как финансовой услуги, что естественно благоприятно сказывается на развитии лизинговой организации и отрасли в целом.

3. Возможность установления (применения) ограничений выбора организационно-правовой формы лизинговой компании.

4. Возможность установления новых требований для лизинговых компаний в части достаточности собственного капитала, включая минимальный размер собственных средств для лизинговой организации, балансовую стоимость активов.

Подобные предполагаемые изменения организации работы лизинговых организаций негативно скажутся на развитии отрасли. Более того, приравнивание лизинговой деятельности к деятельности по предоставлению финансовой услуги в значительной степени ограничит возможные для использования клиентом инструментов для развития бизнеса или удовлетворения своих личных потребностей.

В условиях существования лизинга как инструмента арендных правоотношений у потенциального клиента существует возможность привлечения средств как путем прямого кредитования, так и посредством аренды. То есть в настоящее время лизинг можно определить как один из альтернативных вариантов финансирования наряду с кредитованием, имеющим вместе с тем ряд отличительных особенностей. Имея право выбора, клиент в каждом конкретном случае определяет для себя приемлемые условия, что предопределяет выбор того или иного договора (кредитного либо лизинга).

Предположим, что интерес в сторону договора лизинга превалирует в случае потребности клиента во временном пользовании имуществом, когда его приобретение является нецелесообразным. В данном случае подходящим вариантом может стать договор оперативного лизинга. Также значительные преимущества для лизингополучателя предоставляет договор возвратного лизинга, при котором лизингополучатель в рамках одного договора лизинга является также и продавцом (поставщиком) предмета лизинга.

Таким образом, особенности договора лизинга в существующей правовой интерпретации во многих случаях положительно сказываются на интересах клиентов-лизингополучателей, которые при заключении подобного договора имеют возможность получить ряд дополнительных преимуществ, недоступных при использовании механизма кредитования.

Вывод о недопустимости указанных изменений и их отрицательном влиянии на развитие лизинга сделан и участниками 1-ой Международной ассамблеи "ЛИЗИНГ-ЕВРАЗИЯ", состоявшейся 15.11.2018 в г. Москве, в работе которой приняли участие представители Евразийской экономической комиссии, национальных лизинговых ассоциаций стран - членов ЕАЭС.

Так, согласно принятой резолюции участники ассамблеи признают, что введение новых требований будет препятствовать обеспечению свободы лизинговых услуг и нарушит правила функционирования единого рынка лизинга в рамках союза. Более того, согласно указанной резолюции участниками предлагается оказывать содействие по выявлению и устранению барьеров, ограничений, дополнительных требований и условий по осуществлению лизинговой деятельности.

Таким образом, подход к пониманию лизинга в Республике Беларусь и, соответственно, его правовое определение и регулирование полностью соответствует требованиям международных документов, ратифицированных Республикой Беларусь, практике применения лизинговой деятельности на территории ЕАЭС и имеет высокую оценку со стороны представителей международных финансовых институтов. Главным же показателем правильной стратегии регулирования лизинга в нашей стране является тот факт, что в настоящее время лизинговая отрасль демонстрирует с каждым годом значительный рост, в том числе по отношению к экономике страны в целом.

При таких обстоятельствах основания для пересмотра подхода к пониманию сущности правовой природы лизинга в Республике Беларусь отсутствуют.

Материал опубликован в сервисе ilex:

https://ilex-private.ilex.by/view-document/BECMB/18970/#M100001